О возможности подтверждения факта надлежащего исполнения договора возмездного оказания услуг при отказе заказчика от подписания акт сдачи-приёмки

вкл. . Просмотров: 31344

Отношения по оказанию различного рода услуг занимают весьма существенное место в гражданском обороте, причём как в коммерческой, так и в некоммерческой его части. Достаточно назвать такие широко распространенные услуги, как услуги связи, информационные, консультационные, аудиторские услуги, услуги по обучению, туристическому обслуживанию, медицинские, ветеринарные услуги (ст. 779 Гражданского кодекса РФ), ряд иных услуг, регулируемых специальными нормами ГК РФ об отдельных видах услуг.

 

Однако если сами договоры об оказании услуг, хотя и не очень подробно, законодательством всё-таки регулируются, то относительно порядка подтверждения фактов надлежащего исполнения таких договоров полной ясности нет. В практике периодически возникают вопросы о том, можно ли подтвердить факт надлежащего исполнения договора возмездного оказания услуг, если заказчик не подписывает акт сдачи-приёмки услуг, и даже, наоборот, о том, означает ли подписание такого акта обеими сторонами окончательное и бесповоротное подтверждение надлежащего исполнения договора.

Вопрос о подтверждённости и способе подтверждения факта надлежащего исполнения договора возмездного оказания услуг не так прост, как может показаться. Его решение не только влияет на оценку экономической оправданности (обоснованности) расходов по уплате исполнителю полной цены договора, но и — в некоторых случаях — может помочь уяснить существо соглашения сторон по условиям договора, которые сформулированы недостаточно конкретно.

В легальном определении договора возмездного оказания услуг (ст. 779 ГК РФ) отсутствует указание на способ передачи и приёмки услуг. Если применительно к подряду существует конкретная система сдачи-приёмки работ, оформляемая актом приёмки (п. 2 ст. 720 ГК РФ), то в отношении возмездного оказания услуг такое указание в законе отсутствует. В такой ситуации многое зависит от позиции судов относительно того, должны ли применяться нормы о сдаче-приёмки результата работ по договору подряда к подтверждению факта оказания услуг.

Согласно ст. 783 ГК РФ нормы о подряде не применяются, в частности, если это противоречит особенностям предмета договора возмездного оказания услуг. Но часто особенности предмета договора об оказании услуг таковы, что материального результата не оставляют (например, устное консультирование, чтение лекций и т. п.), а поэтому порядок приёма-передачи результата работ по договору подряда неприменим к оказанию таких услуг (см. ниже), хотя в судебной практике имеются различные подходы к решению этого вопроса.

При этом возможность уяснения существа соглашения сторон с учётом последующего поведения сторон, в том числе и отражённого в актах сдачи-приёмки, принципиально не исключается — более того, она косвенно предусмотрена законом. Согласно ст. 431 ГК РФ, если буквальное толкование договора не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора; при этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон. То же указание содержится в п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.09.1999 № 48.

Соответственно, в судебной практике есть случаи, когда не только неясные условия договора толкуются в соответствии с последующим поведением сторон, но и вообще не сформулированные в договоре условия «восполняются» таким поведением. В части судебной практики отражена точка зрения, согласно которой принятие исполнения одной из сторон договора, в котором нет всех существенных условий, означает, что стороны, фактически, согласовали эти условия (например, Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27.09.2011 по делу № А11-5517/2010).

Аналогичная позиция содержит и предлагаемая к внесению в ГК РФ статья 431.1 «Оспаривание заключённого договора» в редакции законопроекта о внесении изменений и дополнений в ГК РФ, принятого в первом чтении Государственной Думой РФ 27.04.2012 г.: «Сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору или иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если иное не предусмотрено законом».

Однако в судебной практике есть и другой подход, представленный, по меньшей мере, не менее широко (например: п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.09.1999 № 48, Определение ВАС РФ от 24.08.2010 № ВАС-10685/10 по делу № А40-77580/09-154-412, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 29.05.2007, 04.06.2007 № 09АП-6541/2007-ГК по делу № А40-73650/06-49-560, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 11.05.2010 по делу № А33-12738/2008). В последнем случае одна из проблем как раз состояла в том, что из договора не было ясно конкретное разграничение обязанностей заказчика и исполнителя, направленных на совершение заказываемых действий.

В такой ситуации, когда единообразная судебная практика по данному вопросу не сложилась, желательно как можно более чётко формулировать предмет договора, чтобы не оставлять оценку его заключённости и толкование конкретных его условий на усмотрение конкретного судьи или иного должностного лица правоприменителя.

Кроме того, даже в случае введения в ГК РФ ст. 431.1 в указанной редакции само по  себе составление акта сдачи-приёмки услуг не всегда будет однозначно подтверждать принятие исполнения и заключённость договора. В отношении действующего в настоящее время законодательства это тем более верно по следующим причинам.

С одной стороны, составление «акта сдачи-приёмки» применительно к договору возмездного оказания услуг не предусмотрено законом, хотя и не запрещено им.

Законодательством не установлено требование об обязательном подписании сторонами договора возмездного оказания услуг акта приемки-передачи, подтверждающего факт оказания услуг. На это указывается и в ряде судебных актов (см., например, постановления ФАС Московского округа от 11.10.2007 № КА-А41/10338-07, ФАС Поволжского округа от 25.01.2007 № А57-17845/05).

Суды отмечают, что отсутствие акта само по себе не является безусловным основанием для вывода о том, что предусмотренные договором услуги фактически не оказывались (постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 07.12.2007 № Ф08-7879/07 и от 16.06.2005 № Ф08-2393/05). При этом законодательство не исключает возможности оформления отношений по приему результата оказанных услуг двусторонним актом приема-передачи, поэтому такой документ может являться подтверждением факта оказания исполнителем услуг и принятия их заказчиком (постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 10.03.2004 № Ф08-730/04, Центрального округа от 18.01.2007 № А62-2318/2006). Сходная позиция изложена и в письме Минфина России от 05.04.2005  № 03-03-01-04/1/170, где указано, что акт приемки оказанных услуг является одним из оправдательных документов, которыми в соответствии с п. 1 и п. 2 ст. 9 Закона от 21.11.1996 г. № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» должны оформляться все хозяйственные операции, проводимые организацией. (Аналогичная норма сохранилась и в ст. 9 нового Закона от 06.12.2011 г. № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете», согласно которой каждый факт хозяйственной жизни подлежит оформлению первичным учетным документом).

Однако ещё более интересно, что в то же время верно и обратное: специфика услуг как объекта гражданских прав такова, что сам по себе так называемый акт «сдачи-приёмки услуг» в действительности не может подтверждать сдачу-приёмку ни самих услуг, ни их результата, а может являться лишь одним из доказательств оказания услуг, которое в случае сомнения в их фактическом оказании будет оцениваться судом по внутреннему убеждению в совокупности с другими доказательствами (ст. 71 АПК РФ, ст. 67 ГПК РФ, ст. 17 УПК РФ).

Следует учитывать отличие, содержащееся в законодательном определении работы, с одной стороны, и услуги, с другой стороны, которое для целей налогообложения определено в Налоговом кодексе РФ, причём в отсутствие иного определения услуги в гражданском законодательстве нет препятствий для применения определения НК РФ к гражданскому законодательству по аналогии. Так, согласно ст. 38 НК РФ работой для целей налогообложения признается деятельность, результаты которой имеют материальное выражение и могут быть реализованы для удовлетворения потребностей организации и (или) физических лиц; услугой для целей налогообложения признается деятельность, результаты которой не имеют материального выражения, реализуются и потребляются в процессе осуществления этой деятельности.

Таким образом, если по договору подряда передаётся и принимается конкретный, объективно воспринимаемый материальный результат работ, то применительно к оказанию услуг, тем более таких уже упоминавшихся услуг, как устное консультирование и чтение лекций, такой результат вообще не возникает.

Так, в Постановлении Конституционного Суда РФ от 23.01.2007 № 1-П указано: «Давая нормативную дефиницию договора возмездного оказания услуг, федеральный законодатель в пределах предоставленной ему компетенции и с целью определения специфических особенностей данного вида договоров, которые позволяли бы отграничить его от других, в пункте 1 статьи 779 ГК Российской Федерации предметом данного договора называет совершение определенных действий или осуществление определенной деятельности исполнителем.

Определяя исчерпывающим образом такое существенное условие договора, как его предмет, федеральный законодатель не включил в понятие предмета договора возмездного оказания услуг достижение результата, ради которого он заключается. Выделение в качестве предмета данного договора «совершения определенных действий» или «осуществления определенной деятельности» обусловлено тем, что даже в рамках одного вида услуг результат, ради которого заключается договор, в каждом конкретном случае не всегда достижим, в том числе в силу объективных причин.

Аналогичная позиция отражена в Постановлении Президиума ВАС РФ от 27.04.2010 N 18140/09 по делу № А56-59822/2008, Определении ВАС РФ от 15.07.2011 № ВАС-9053/11 по делу № А71-9515/2010-А17, Определении ВАС РФ от 17.02.2011 № ВАС-967/11 по делу № А40-26577/10-134-194, Определении ВАС РФ от 09.02.2011 № ВАС-398/11 по делу N А41-43209/09, Определении ВАС РФ от 16.08.2007 № 7967/07 по делу N А05-12151/05-27.

Исходя из изложенного, в отличие от сдачи-приёмки работ по договору подряда и другим договорам подрядного типа (на НИОКР и т. п.), сдача-приёмка (то есть передача) услуг, не имеющих материального результата, физически невозможна. Возможно лишь исполнение исполнителем договора об оказании услуг, которое не требует фактического принятия как такового – принятие заказчиком исполнения по такому договору возможно только в виде одобрения заказчиком действий исполнителя и признания их надлежаще совершёнными.

Поэтому часто практика составления актов «сдачи-приёмки услуг» лишь вводит в заблуждение стороны договора и третьих лиц, которые начинают считать, что с подписанием такого акта вопрос окончательно закрыт. В действительности такие акты представляют собой не более чем одно из доказательств надлежащего оказания услуг, в связи чем их правильнее называть, например, «актами об оказании услуг».
Однако в таком случае понятно, что для одобрения действий исполнителя по оказанию услуг необходимо, чтобы эти услуги были реально, фактически оказаны (действия совершены, деятельность осуществлена). Само по себе признание оказания услуг в каком бы то ни было акте с учётом конкретных обстоятельств дела не является единственно возможным, безоговорочным и несомненным доказательством оказания услуг, так как это признание может оказаться и фиктивным, точно так же как это было бы возможно и в отношении передачи товаров по накладной или результата работ по акту сдачи-приёмки (например, если будет установлено, что лицо, якобы подписавшее накладную, в действительности в указанную в накладной дату отсутствовало в месте якобы состоявшейся передачи товара). Однако если факт передачи товаров или результата работ можно в ряде случаев подтвердить и другими способами, например, представив доказательства их последующего отражения в бухгалтерском учёте организации-получателя и дальнейшего их движения, то специфика услуг в том, что, иначе как зафиксировав сам процесс их оказания, гарантированно подтвердить надлежащее оказание услуг невозможно, поскольку материального результата, который можно было бы зафиксировать впоследствии, не остаётся.

Следует отметить, что данная проблема применительно к оказанию услуг не снимается и в том случае, если между заказчиком и исполнителем отсутствует спор о фактическом исполнении договора об оказании услуг, поскольку у сторон может возникнуть по этому поводу спор не только между собой, но и с налоговыми или иными контролирующими органами по поводу реальности хозяйственной операции, обоснованности (оправданности) расходов на оплату услуг, либо к сторонам могут возникнуть претензии у правоохранительных органов. В таком случае налоговый орган, затем вышестоящий налоговый орган, либо правоохранительные органы, а затем и суды должны будут всесторонне исследовать фактические обстоятельства оказания конкретных услуг, не ограничиваясь ссылкой на то, что акт «сдачи-приёмки услуг» имеется, а спор между сторонами отсутствует. Имеется широкая судебная практика по переоценке имеющихся доказательств передачи товаров и результатов работ, оказания услуг. В частности, это может быть связано с тем, что цена услуг явно завышена  или расходы на услуги не являются экономически обоснованными (например, постановление ФАС Уральского округа от 18 июля 2007 г. № Ф09-5485/07-С3 по делу № А76-11391/06), либо из актов и отчётов невозможно установить конкретный состав и характер оказанных услуг (например, постановление ФАС Московского округа от 22 июня 2007 г., 29 июня 2007 г. № КА-А40/4961-07-П по делу № А40-76063/05-4-347). И если конкретное содержание действий (деятельности) исполнителя документально не оформлено и иным образом также не закреплено, то невозможно и установить как конкретное содержание, так и экономическую ценность услуги.

Само по себе это не влечёт неблагоприятных налоговых последствий с учётом презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики, из которой исходит судебная практика (п.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды»). Однако следует учитывать, что в отсутствие доказательств конкретного объёма, характера и качества услуг правоохранительные и иные, помимо налоговых, контролирующие органы также вправе провести дополнительную проверку этих обстоятельств, в чём не было бы необходимости при надлежащей, детальной фиксации предмета договора и факта его надлежащего исполнения. В результате нельзя исключить получение доказательств фиктивности указанных услуг либо установление такого действительного объёма и характера услуг, с учётом которого можно будет квалифицировать цену услуг как значительно завышенную.

Для установления реальности услуг возможно выяснение вопроса о том, присутствовало ли лично при оказании услуг лицо, подписавшее «акт сдачи-приёмки услуг» со стороны заказчика, и имело ли оно на это соответствующие полномочия. Более того, при проверке может выясниться, что в некоторые из указанных дат оказания услуг данное лицо, например, находилось в командировке или принимало в указанные часы участие в иных деловых мероприятиях. Если лицо, подписавшее акт, лично не присутствовало при оказании услуг, то возникает вопрос о том, на основании каких именно объективных данных это лицо подтверждает оказание услуг путём подписания «акта сдачи-приёмки услуг» (акта об оказании услуг). В любом случае следует иметь надлежаще оформленные служебные документы (приказ, распоряжение или иные подобные) о направлении в место оказания услуг либо самого лица, подписавшего акт, либо иного работника заказчика, в трудовую функцию которого в соответствии с договором и должностной инструкцией может входить участие в данном мероприятии, а в последнем случае также документы о выполнении работником данного поручения (отчёт, служебная записка и т. п.), в котором будет подтверждено надлежащее оказание услуг с указанием конкретных характеристик услуги, параметры которых ранее отражены в договоре и которые следует включать в акт об оказании услуг  (например, место и время (продолжительность) оказания услуги, её характер, объём, в случае возможности — единицы измерения, применение при оказании услуг технических средств и пр.) Возможно направление для фиксации оказания услуг не работника по трудовому договору, а иного представителя заказчика, действующего на основании гражданско-правового договора, который впоследствии представит аналогичный отчёт.

В особо важных, значительных и потенциально спорных случаях имеет смысл даже прилагать к актам, отчётам, служебным запискам, иным документам, об оказании услуг видеозаписи или, при невозможности этого, хотя бы аудиозаписи данных мероприятий на материальном носителе. По аналогии с криминалистической видеозаписью желательно, чтобы во вводной и заключительной части записи лицо, ведущее запись, находилось в кадре, предпочтительно средним или крупным планом, при этом во вводной части называло себя (свою должность, фамилию, имя, отчество), основание для проведения записи (внутренний приказ/распоряжение), дату и место проведения записи, время начала записи и оказания услуги, фиксируемую услугу и договор, по которому она оказывается, лицо, оказывающее услугу, по возможности иных присутствующих лиц, а в зависимости от конкретной ситуации и иные характеристики услуги и записи; в заключительной части записи — время окончания оказания услуги, при необходимости необходимые комментарии относительно полноты и качества оказания услуги, иные комментарии, время окончания записи. В основной части видеозаписи следует фиксировать ход оказания услуги с синхронной аудиозаписью, планом, дающим возможность определить лицо, оказывающее услугу, и качество услуги.

Естественно, далеко не в каждом случае затраты труда, времени и средств на данную процедуру будут оправданными, поэтому эта процедура является рекомендуемой в особых случаях. Возможно использование и других, более простых способов фиксации оказания услуги. Так, применительно к некоторым видам услуг достаточными будут фотофиксация оказания услуг, фиксация оказания услуг с участием свидетелей. Однако в любом случае следует обращать внимание на то, чтобы в итоге было объективно зафиксировано надлежащее исполнение всех условий договора об оказании услуг.

При этом следует обратить внимание на то, что при оказании некоторых видов услуг (например, уже упоминавшиеся устное консультирование, чтение лекций) могут возникать результаты интеллектуальной деятельности — объекты интеллектуальных прав; могут затрагиваться и различные нематериальные блага. Во избежание спорных ситуаций также желательно прямо фиксировать в договоре возмездного оказания услуг возможность ведения указанной видеозаписи и порядок дальнейшего её использования и распоряжения ею, поскольку иначе в некоторых ситуациях может возникнуть вопрос как минимум о соблюдении интеллектуальных прав исполнителя услуги и как максимум — о праве исполнителя как гражданина на своё изображение, поскольку, в зависимости от конкретной ситуации, даже на публичном мероприятии изображение исполнителя может оказаться основным объектом записи и использования, а в таком случае согласно ст. 152.1 ГК РФ необходимо согласие лица на использование его изображения, в том числе на видеозаписи.

Также следует по возможности указывать в договоре, какими доказательствами, кроме актов, может подтверждаться оказание услуг (отчёты исполнителя и пр.) Нельзя исключать возможность ситуаций, когда исполнитель искусственно увеличивает объём отражаемых в акте услуг, или, наоборот, заказчик отказывается или уклоняется от подписания актов о реально оказанных услугах. Это дополнительно подтверждает, что желательно иметь объективные доказательства оказания услуг.

Что касается косвенных доказательств реальности услуг, то таковым может быть наличие у стороны, на которую по договору возложена организация оказания услуг, арендованных (либо полученных в безвозмездное пользование, иное пользование на законных основаниях) помещения и необходимого оборудования, материалов в день и по адресу, которые указаны в договоре об оказании услуг, что должно подтверждаться договором аренды (или иным), актами приёма-передачи помещения, доказательствами оплаты, если договор возмездный. Если данные помещение, оборудование, материалы находятся в собственности соответствующей стороны договора, это также должно быть подтверждено доказательствами.

Также можно использовать в качестве косвенных доказательств те, которые указаны в ст. 252 Налогового кодекса РФ применительно к признанию расходов в целях исчисления налоговой базы по налогу на прибыль (приказы, проездные документы, отчеты о выполненной работе в соответствии с договором). В данном случае вполне применима аналогия, поскольку гражданское законодательство не содержит закрытых перечней допустимых доказательств применительно к подтверждению реальности оказания услуг. При этом доказательства, обычно используемые в сфере налогообложения, можно использовать в случае спора не только с налоговыми, но и с другими контролирующими органами.

You have no rights to post comments

Нам доверяют

Желающим отблагодарить

rosspas 

Уважаемые гости и пользователи нашего сайта!

Если наши ответы на юридические вопросы помогли Вам в жизни, и Вы хотели бы отблагодарить нас за оказанную помощь, то мы просим направить Вашу благодарность тем, кто действительно в ней нуждается. Спасибо.