Хозяйственное партнёрство: свобода без предела или беспредел свободы?

вкл. . Просмотров: 3108

03.12.2011 г. Президентом Российской Федерации был подписан Федеральный закон «О хозяйственных партнерствах» (далее – Закон). Хотя этот Закон вступит в силу с 01.07.2012 г., уже сейчас некоторыми специалистами он оценивается как «сомнительный», «экзотический», «чужеродный» и «абсурдный», при этом участники партнерства вызывают ассоциации с персонажем рекламных роликов печально известной компании МММ Лёней Голубковым.

 

 

В этой статье мы попытаемся разобраться, справедливы ли такие оценки и почему в России вводится такая организационно-правовая форма юридического лица, как хозяйственное партнёрство.

 

Одна из ключевых особенностей Закона — значительная степень свободы участников партнёрства в определении порядка управления им. Более того, в управлении партнёрством могут участвовать даже лица, не являющиеся его участниками, как бы странно ни звучала эта формулировка.

 

Однако обо всём по порядку.

 

Согласно ст. 2 Закона хозяйственным партнёрством признается созданная двумя или более лицами коммерческая организация, в управлении деятельностью которой принимают участие участники партнёрства, а также иные лица в пределах и в объёме, которые предусмотрены соглашением об управлении партнёрством.

 

Таким образом, участники партнёрства и лица, участвующие в управлении партнёрством — это понятия не совпадающие. Более того, в крайних случаях они могут даже не пересекаться! То есть при определённом построении соглашения об управлении партнёрством может создаться ситуация, когда все участники партнёрства, кроме одного, не будут иметь права на участие в управлении, зато такое право будут иметь лица, не являющиеся участниками партнёрства.

 

Кроме того, ст. 2 Закона, как видно, даёт возможность определять пределы и объём участия в управлении партнёрством не в его уставе, а в соглашении, заключаемом участниками, иными лицами и самим партнерством.

 

С одной стороны, такая правовая конструкция предполагает практически неограниченную свободу определять права и обязанности не только участников партнёрства, но и других лиц, в том числе в вопросах управления партнёрством и распределения доходов от его деятельности. Это обеспечивает гибкость правового регулирования и возможность учёта интересов всех участников соглашения, что необходимо в венчурных (основанных на риске) проектах и, в принципе, характерно для организаций, занимающих промежуточное положение между юридическими лицами (корпорациями) и договорными образованиями (партнёрствами). В мировой практике аналогами хозяйственного партнёрства выступают Limited Liability Partnership (LLP) в Великобритании и Limited Liability Company (LLC) в Соединенных Штатах Америки.

 

С другой стороны, такая либерализация отношений по управлению вызывает множество вопросов. В частности, Закон позволяет практически полностью устранить участников партнёрства от управления. Так, согласно ч.3 ст.4 Закона число участников партнёрства не должно быть более пятидесяти. При этом по смыслу ч. 3 ст. 5 Закона, соглашение об управлении партнёрством может не только ограничивать права участников на управление, но и полностью исключать их из управленческой деятельности. Единственным ограничением такого «произвола» является правило о недопустимости устранения вообще всех участников партнёрства от участия в управлении его деятельностью. Так, из 50 потенциально допустимых участников партнёрства, соглашением, например, может быть предусмотрено право на участие в управлении лишь одного участника. Таким образом, законодатель допускает принятие решений, возможно, даже вопреки воле партнёров.

 

Как поступать в такой ситуации участнику партнёрства, фактически отстранённому от управления?

 

Разумным решением для участника при такой ситуации был бы выход из партнёрства, продажа или иной способ отчуждения доли в складочном капитале партнерства.

 

В силу ст. 5 Закона участники партнёрства вправе продать или осуществить отчуждение иным образом своей доли в складочном капитале партнёрства, если иное не установлено соглашением об управлении партнёрством. При этом порядок отчуждения доли также может быть установлен соглашением об управлении партнёрством. Кроме того,  участники вправе выйти из партнёрства, но только если  такая возможность предусмотрена соглашением об управлении партнёрством

 

Таким образом, соглашением об управлении может быть осложнена реализация прав на выход из партнёрства и на отчуждение доли в его складочном капитале. Более того, эти действия могут быть вообще  запрещены соглашением об управлении партнёрством. В случае наличия такого ограничения или запрета участники партнерства, лишённые возможности как управления, так и распределения прибыли, будут бесконечно долго сохранять статус участника, а значит —  иметь обязанности и не иметь или почти не иметь прав.

 

Правда, законодательно «бесправное» положение участников партнёрства заранее не предопределено. Ведь соглашение об управлении партнёрством представляет собой договор, подчиняющийся общим правилам гражданского законодательства. Так, по смыслу ст. ст. 154, 421, 432 Гражданского кодекса РФ для заключения договора необходимо выражение согласованной воли сторон, которые, по общему правилу, свободны в заключении договора и определении его условий. Но наличие договорённости «на берегу» не гарантирует полного согласия «в пути».

 

Так зачем же такую своеобразную форму организации включают в отечественную систему юридических лиц? Согласно пояснительной записке к законопроекту, проект федерального закона «О хозяйственных партнёрствах» подготовлен в рамках исполнения поручения Президента РФ по итогам заседания Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России от 27.07.2010 г. № Пр-2279, которым Правительству РФ поручалось обеспечить «развитие законодательства детализирующего и совершенствующего организационно-правовые формы, востребованные при осуществлении инновационных проектов в целях реализации гибкого графика финансирования в ходе осуществления инновационного проекта, заключения соглашений участников, в том числе, в части мотивации участников».

 

Если внимательно перечитать эту формулировку, можно заметить, что в поручении Президента, во-первых, говорится лишь о детализации и совершенствовании существующих организационно-правовых форм, а не о введении новых, а во-вторых, речь идёт только об инновационных проектах. В результате же выполнения этого поручения мы почему-то видим закон, вводящий абсолютно новую организационно-правовую форму юридического лица, да ещё и наделяемую общей правоспособностью. В общем, «нам не дано предугадать, как слово наше отзовётся»!

 

Каковы практические выводы из всего изложенного? Главный вывод пока таков: создавая хозяйственное партнёрство, следует тщательно прорабатывать условия соглашения об управлении, поскольку, пока нет судебной практики, любой пробел или любая неясность в этом соглашении могут привести к крайне неблагоприятным последствиям для его сторон.

 

Агентство правовых технологий «Магистр» предостерегает потенциальных участников хозяйственных товариществ от использования «штампов» и «типовых форм», широко распространённых при создании хозяйственных обществ. Агентством разработана методика выявления и предотвращения рисков сторон соглашений об управлении хозяйственным партнёрством. Помните: предвидеть и предусмотреть риски проще, чем исправлять последствия непродуманных шагов.

 

Юрист Агентства правовых технологий "Магистр" Манжосова Ю.Р.

You have no rights to post comments

Нам доверяют

Желающим отблагодарить

rosspas 

Уважаемые гости и пользователи нашего сайта!

Если наши ответы на юридические вопросы помогли Вам в жизни, и Вы хотели бы отблагодарить нас за оказанную помощь, то мы просим направить Вашу благодарность тем, кто действительно в ней нуждается. Спасибо.