Стимул для должников, или новая практика применения старых норм

вкл. . Просмотров: 7708

Как известно, неустойка является наиболее распространённым и повсеместно применяемым способом обеспечения гражданско-правового обязательства. Её суть заключается в установлении обязанности должника, не исполнившего или ненадлежащим образом исполнившего обязательство, уплатить кредитору денежную сумму, установленную законом или договором. При этом вне зависимости от размера неустойки, предусмотренного законом или договором, суд вправе уменьшить  размер неустойки, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

 

 

Оценочный характер этой нормы очевиден, но и неизбежен, поскольку разумное и справедливое определение последствий ненадлежащего исполнения обязательства предполагает учёт всех обстоятельств рассматриваемого судом спора. Это обстоятельство и послужило основой для принятия Высшим Арбитражным Судом РФ и Верховным Судом РФ ряда рекомендаций, на практике применяемых судьями в качестве обязательных норм. Многие из таких разъяснений даны ещё в 90-е годы, в частности, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.1994 г. № 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей»; Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»; Информационном письме Президиума ВАС РФ от 14.07.1997 г. № 17 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации». И совсем недавно, 22.12.2011 г., появилось Постановление Пленума ВАС РФ № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации».

 

В этой статье на основе приведённых разъяснений мы попытаемся выяснить некоторые направления развития судебной практики применения правил о неустойке.

 

Является ли снижение размера неустойки правом или обязанностью суда? А если обязанностью, то необходимо ли для этого соответствующее ходатайство должника или суд должен снизить размер неустойки по собственной инициативе?

 

Отсутствие единообразного применения ст. 333 Гражданского кодекса РФ было связано с недостаточной ясностью в её формулировке: «Если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку». Однако, как будет видно из приведённой далее позиции Конституционного Суда РФ, это "право" суда в контексте норм Конституции РФ надо понимать как обязанность.

 

Ни Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.1994 г. № 7, ни совместное Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ № 6/8 от 01.07.1996 г. достаточной ясности в решение этого вопроса не внесли — они,  фактически, просто повторяли статью закона. В середине 90-х годов существовала судебная практика взыскания несоразмерной неустойки при отсутствии соответствующего ходатайства ответчика, а снижение размера неустойки рассматривалось как субъективное право суда, которое он мог использовать по своему усмотрению.

 

Затем ситуация изменилась. В Обзоре практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, приложенном к Информационному письму Президиума ВАС РФ от 14.07.1997 г. № 17, разъяснено, что для снижения размера неустойки заявление ходатайства должником в качестве обязательного условия не требуется, и снижение должно производиться судом по собственной инициативе. При этом решение о несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства в отсутствие ходатайства ответчика должно приниматься судом на основании имеющихся в деле материалов.

 

Свою позицию по вопросу применения ст. 333 Гражданского кодекса высказал и Конституционный Суд РФ. В Определениях от 21.12.2000 г. № 263-О, от 14.03.2001 г. № 80-О Конституционный Суд РФ указал: «…в части первой статьи 333 ГК Российской Федерации речь идет не о праве суда, а, по существу, о его обязанности установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения…». Это послужило основанием для переосмысления содержания ст. 333 Гражданского кодекса РФ, в результате чего в её применении установилось относительное единообразие. Примерами могут служить Определения ВАС РФ от 15.07.2010 г. № ВАС-8191/10 по делу № А41-43356/09 и от 09.09.2010 г. № ВАС-12074/10 по делу № А06-3532/2009, Постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 13.04.2010 г. по делу № А53-12210/2009, от 28.02.2011 г. по делу № А32-14781/2010, от 16.02.2011 г. по делу № А63-4647/2010, от 23.11.2010 г. по делу № А32-55846/2009.

 

Но даже при наличии массовой судебной практики отдельные судебные акты высших судов по-прежнему исходили из обратного. Верховный Суд РФ в Определении от 13.03.2001 года № 93-впр01-1 указал: «Ссылка в протесте на ст. 333 ГК РФ, предусматривающую возможность уменьшения неустойки в случае явной ее несоразмерности последствиям нарушения обязательства, в силу вышеизложенного является неправомерной, тем более что и эта норма закона не обязывает суд к уменьшению неустойки». Особенно интересно, что такая же точка зрения выражена и в отдельных постановлениях Президиума ВАС РФ, хотя сам же Президиум в 1997 г. утвердил упомянутый обзор практики противоположного содержания. В частности, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 31.05.2005 г. № 16697/04 по делу № А09-3141/04-2 указано, что «положения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации предоставляют суду право уменьшить подлежащую уплате неустойку, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, но не обязывают его сделать это».    Недавно в постановлении от 13.01.2011 г. № 11680/10 по делу № А41-13284/09 Президиум также указал, что не должно допускаться уменьшение неустойки судом в рамках своих полномочий. Та же позиция изложена в постановлениях Федерального арбитражного суда Центрального округа от 29.10.2010 г. № А14-411/2010-8/13 и Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 03.02.2011 г. № А56-12845/2010.

 

Такая позиция судов получила в 2009 г. определённое концептуальное основание. Так, Концепцией развития гражданского законодательства Российской Федерации, одобренной решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009 г., было предусмотрено, что уменьшение судом размера неустойки (статья 333 ГК) должно быть возможно только по ходатайству ответчика и при условии возложения на него бремени доказывания "явной" несоразмерности подлежащей уплате неустойки последствиям нарушения обязательства (п. 3.4.3). Да и до этого тезис об отсутствии обязанности суда уменьшать неустойку по своей инициативе уже достаточно давно высказывался в юридической литературе (см., монографию М.И.Брагинского и В.В.Витрянского «Договорное право. Общие положения. (3-е изд., стереотипное. М.: Статут, 2001. Кн. 1).

 

И вот, подтверждая эту позицию, очередную «точку» в рассматриваемом вопросе поставил Пленум ВАС РФ в Постановлении от 22.12.2011 г. № 81: «Исходя из принципа осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе, неустойка может быть снижена судом на основании статьи 333 Кодекса только при наличии соответствующего заявления со стороны ответчика». То есть теперь арбитражный суд по своей инициативе вновь не вправе снижать неустойку, сколь несоразмерной она бы ни оказалась. Итак, эта позиция Пленума радикально отличается от ранее высказанной в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 14.07.1997 г. № 17, но что более интересно — она противоречит  толкованию ст. 333 ГК Конституционным Судом РФ. Это не первый случай, когда намечается противостояние правовых подходов КС РФ и ВАС РФ к разрешению одних и тех же вопросов: самый яркий и находящийся на слуху пример сейчас — это  вопрос о компетенции третейских судов. Вот и в случае с неустойкой ВАС РФ в очередной раз решил проявить определённую самостоятельность, если не сказать — «независимость от Конституции».

 

Что касается судов общей юрисдикции, то понятно, что по смыслу ст. 126, 127 Конституции РФ, ст. 9, 14 Федерального конституционного закона от 07.02.2011 г. № 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» и ст. 9, 10, 13 Федерального конституционного закона от 28.04.1995 г. № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» суды общей юрисдикции могут игнорировать любые разъяснения, приводимые Высшим Арбитражным Судом РФ — даже если это разъяснения одних и тех же норм права, то для разных ветвей судебной системы РФ. Более того, маловероятно, что Верховный Суд РФ поддержит позицию ВАС РФ, поскольку такой подход существенно нарушил бы интересы граждан-ответчиков, не знакомых с процессуальными тонкостями применения рассматриваемой нормы. Таким образом, не исключена ситуация, при которой арбитражные суды и суды общей юрисдикции при разрешении аналогичных споров и руководствуясь одной и той же нормой, но учитывая различные разъяснения, будут приходить к различным выводам.

 

В случае же представления интересов ответчика в процессе профессиональным юристом будет актуален не столько вопрос о праве или обязанности суда уменьшить неустойку — юрист, как правило, всё равно заявит ходатайство об этом, — сколько определение конкретных пределов снижения неустойки, критериев и ориентиров её соразмерности.

 

Чёткие критерии снижения неустойки законодателем не установлены, поэтому на практике пределы снижения зависят от общих разъяснений высших судов, а также от субъективного убеждения судьи. Поскольку внутреннее убеждение суда производно от множества психолого-физиологических факторов, эмоциональной оценки, стереотипности, опыта и пр., мы остановимся лишь на критериях, приведенных в разъяснениях и обычно применяемых судом при разрешении споров.

 

По смыслу ст. 333 Гражданского кодекса РФ сумма подлежащей уплате неустойки должна быть соразмерна последствиям нарушения обязательства. Таким образом, единственным обстоятельством, подлежащим исследованию при определении размера неустойки, является оценка последствий неисполнения обязательства должником. Но, напротив, п. 42 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996 г. рекомендует судам принимать во внимание и обстоятельства, не имеющие прямого отношения к последствиям нарушения обязательства (цена товаров, работ, услуг; сумма договора и т.п.).

 

В Информационном письме Президиума ВАС РФ от 14.07.1997 г. № 17 в качестве таких критериев приведены: чрезмерно высокий процент неустойки; значительное превышение суммы неустойки над суммой возможных убытков, вызванных нарушением обязательств; длительность неисполнения обязательств; стоимость продукции и др.

 

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 29.09.1994 г. № 7 указал, что судом должны быть приняты во внимание степень выполнения обязательства должником, имущественное положение истца, а также не только имущественный, но и всякий иной заслуживающий уважения интерес ответчика.

 

Как видно, все указанные в приведенных разъяснениях обстоятельства, подлежащие учёту при определении соразмерной неустойки, исходят из неоправданно широкого толкования ст. 333 Гражданского кодекса РФ. Так, обстоятельства, не имеющие прямого отношения к последствиям нарушения обязательства, а также и заслуживающий уважения интерес ответчика никак не связаны с последствиями неисполнения обязательства должником. Кроме того, разъяснения о необходимости учёта этих обстоятельств не предлагают суду какой-либо определённой модели поведения и чёткого критерия оценки соразмерности. Поэтому в качестве «эталона» соразмерной неустойки судами повсеместно применялась — видимо, стихийно — ставка рефинансирования Банка России. Примером тому служит многочисленная судебная практика Высшего Арбитражного Суда РФ. Так, в Постановлениях Президиума ВАС РФ от 11.04.2000 г. № 1048/99, от 14.03.2000 г. № 7446/99 и Определении ВАС РФ от 04.02.2011 г. № ВАС-557/11 по делу № А40-174652/09-74-904 судьи соотносили размер неустойки именно со ставкой рефинансирования. Согласно Постановлению Президиума ВАС РФ от 13.01.2011 г. № 11680/10 по делу № А41-13284/09, «Указанная ставка рефинансирования, по существу, представляет собой наименьший размер платы за пользование денежными средствами в российской экономике, что является общеизвестным фактом. Поэтому уменьшение неустойки ниже ставки рефинансирования возможно только в чрезвычайных случаях, а по общему правилу не должно допускаться, поскольку такой размер неустойки не может являться явно несоразмерным последствиям просрочки уплаты денежных средств».

 

В ряде случаев начисленная неустойка соотносилась арбитражными судами не со ставкой рефинансирования, а с размером процентов по кредитам коммерческих банков. В частности, в Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 31.08.2005 г. по делу № Ф08-3302/2005 указано, что именно проценты коммерческих банков по кредитам являются отражением минимального размера потерь, понесённых истцом в связи с неисполнением ответчиком договорных обязательств. В случае если ответчиком не исполняется именно денежное обязательство, такая практика представляется абсолютно обоснованной. Установленный государством механизм защиты нарушенных прав кредитора в такой ситуации должен учитывать реальные последствия для кредитора, в то время как ставка рефинансирования ЦБ РФ в несколько раз ниже процентов по краткосрочным кредитам, предлагаемым коммерческими банками.

 

Указанное обстоятельство было учтено Высшим Арбитражным Судом РФ при формулировании новейших рекомендаций. По смыслу Постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 г. № 81 при определении размера неустойки при нарушении денежного обязательства суды могут исходить теперь уже из двукратной учетной ставки Банка России, существовавшей в период такого нарушения. Вместе с тем для обоснования иной величины неустойки, стороны вправе доказывать наличие иного размера платы по краткосрочным кредитам. Такой подход представляется абсолютно справедливым, однако он предлагает судам лишь критерии определения размера неустойки за нарушение денежных обязательств. Впрочем, на практике суды, возможно, станут руководствоваться этими критериями при рассмотрении не только денежных требований.

 

С учётом очевидного отсутствия стабильности в оценке высшими судами порядка снижения размера неустойки и критериев её соразмерности можно сказать, что очередная «точка» в вопросе разъяснения ст. 333 Гражданского кодекса РФ, поставленная Пленумом ВАС РФ в Постановлении от 22.12.2011 года № 81, больше походит на многоточие. Вряд ли разъяснениями Высшего Арбитражного Суда и Верховного Суда можно заменить нормативные критерии оценки соразмерности неустойки наступившему вреду. Впрочем, и в отсутствие таких норм права участники гражданского оборота, желающие и умеющие грамотно пользоваться предоставленными им правами, могут обеспечить эффективное применение института неустойки.

 

Агентство правовых технологий «Магистр» помогает своим Клиентам добиваться эффективной судебной защиты нарушенных прав с учетом разнообразной судебной практики разрешения сходных споров.

 

Директор Агентства правовых технологий "Магистр" Р. Шевяков